Сцена 3. Квартира Генерала. Дочь, одна, делает себе маникюр

Квартира Генерала. Дочь, одна, делает себе маникюр. Входит Николай.

НИКОЛАЙ. Разрешите?

ДОЧЬ. Ты кто?

НИКОЛАЙ. Старшина прислал меня вымыть ваш туалет.

ДОЧЬ. И ты в самом деле собираешься его мыть?

НИКОЛАЙ. Приказ начальника – приказ Родины.

ДОЧЬ. Ну что ж, раз Родины, иди, мой. Хотя вообще-то он чистый. Так что можешь и тут посидеть, а то мне скучно.

НИКОЛАЙ. Тебя развлекать приказа не было.

ДОЧЬ. Если тебе больше нравится мыть унитаз, иди мой.

НИКОЛАЙ. А ты, наверное, дочь генерала?

ДОЧЬ. Наверное.

НИКОЛАЙ. (Одобрительно оглядев ее.) А, знаешь, ты ничего.

ДОЧЬ. Может, и ничего, но тебе ничего не обломится.

НИКОЛАЙ. Я понимаю.

Он был титулярный советник,

Она — генеральская дочь;

Он робко в любви объяснился,

Она прогнала его прочь.

Пошёл титулярный советник

И пьянствовал с горя всю ночь,

И в винном тумане носилась

Пред ним генеральская дочь.

ДОЧЬ. А, знаешь, ты тоже ничего.

НИКОЛАЙ. Спасибо.

ДОЧЬ. Тоже пойдешь пьянствовать всю ночь?

НИКОЛАЙ. Нет. Во-первых, ты меня еще не прогнала.

ДОЧЬ. А ты мне еще робко не объяснился.

НИКОЛАЙ. Во-вторых, где я возьму вино?

ДОЧЬ. Могу предложить(Доставая бутылку и рюмки.)

Ну что, за знакомство?

Чокаются. Входит Генерал.

ГЕНЕРАЛ. Это еще что?

Николай становится в стойку «смирно».

Что ты тут делаешь?

ДОЧЬ. Старшина прислал его к нам чистить туалет.

ГЕНЕРАЛ. (Николаю.) А раз прислал, так иди чисти.

ДОЧЬ. Он уже закончил.

ГЕНЕРАЛ. А раз закончил, пошел вон. Нечего тут рассиживать.

ДОЧЬ. Папа!

ГЕНЕРАЛ. Пошел вон, тебе говорят.

Николай молча идет к выходу.

Стой! Отвечай по форме!

НИКОЛАЙ. Слушаюсь.

ДОЧЬ. Папа, как тебе не стыдно! Это же был мой гость.

ГЕНЕРАЛ. Солдат, присланный чистить унитаз, не может быть твоим гостем.

Входит Жена Генерала.

ЖЕНА. Что опять за шум? Когда вы перестанете лаяться?

ДОЧЬ. Ко мне пришел гость, а папа его выгнал.

ЖЕНА. (Генералу.) Почему ты не даешь девочке видеться с людьми? Хочешь, чтобы она осталась старой девой?

ГЕНЕРАЛ. Не смеши меня. У нашей девочки много недостатков, но только не этот.

ЖЕНА. Хоть ты и генерал, а шуточки у тебя солдатские.

ГЕНЕРАЛ. Успокойтесь. Пойдите лучше переоденьтесь и приведите себя в порядок. Сейчас сюда придет другой гость, получше прежнего.

ЖЕНА. А что за гость? Какой-нибудь генерал?

ГЕНЕРАЛ. Нет.

ЖЕНА. А кто? Маршал?

ГЕНЕРАЛ. Увидите.

ЖЕНА. Не хочешь, не говори. Пойдем, дочка.

Жена и Дочь уходит. Входит Полковник.

ГЕНЕРАЛ. Ну, докладывай обстановку.

ПОЛКОВНИК. Все идет по плану. Спецказарма готова, окружена спецоградой и спецохраной. Мебель заменена, осталось только повесить портьеры. Спецпитание налажено.



ГЕНЕРАЛ. Хорошо. Что еще?

ПОЛКОВНИК. М-м… Не знаю, как сказать…

ГЕНЕРАЛ. Случилось что-нибудь?

ПОЛКОВНИК. Нет, ничего не случилось. Но пошли слухи. Офицеры требуют объяснить, почему для десятка солдат оборудован, по их словам, дворец, тогда как они сами живут в дырявых бараках, не говоря уж о рядовых.

ГЕНЕРАЛ. (Подумав.) Вот что. Сообщи офицерам под строжайшей тайной, что в этом домике поместили бригаду смертников с особым секретным заданием. И в награду за их согласие на скорую гибель, им созданы все условия.

ПОЛКОВНИК. Хорошее объяснение. По крайней мере, им никто не будет завидовать.

ГЕНЕРАЛ. Где Объект? Ты его привел?

ПОЛКОВНИК. Он в соседней комнате.

ГЕНЕРАЛ. Пойди скажи ему, чтоб вошел.

Полковник выходит. Входят нарядно одетые Жена и дочь.

ЖЕНА. Ну, где же гость?

ГЕНЕРАЛ. Сейчас будет.

Входит Леонид.

ЛЕОНИД. Рядовой Иваненко по-вашему приказанию прибыл!

ГЕНЕРАЛ. Вольно. Молодец. Рапортуешь по уставу. Но здесь нам нет нужды держаться так официально. Я не на службе, а в кругу семьи. Кстати, познакомься: это моя жена, это дочь.

ЛЕОНИД. Очень приятно. Рядовой Иваненко.

ЖЕНА. А по имени?

ЛЕОНИД. Леонид.

ЖЕНА. Так вот, Леонид, сейчас к нам придет гость. Прислуживай ему получше: подай там вилку или тарелку, налей вина в бокал, принеси, унеси, потом помой посуду.

ЛЕОНИД. Слушаюсь.

ЖЕНА. Справишься?

ЛЕОНИД. Так точно!

ГЕНЕРАЛ. (Делая знаки жене и оттесняя ее в сторону.) Леонид, моя жена шутит. Садись за стол, рассказывай, как тебе служится. Дочка, подай нам рюмки.

ЖЕНА. Ты с ума сошел? Сейчас к нам придет гость, а ты будешь тут распивать с солдатом.

ДОЧЬ. Да, пусть он уйдет. Помыть посуду и унитаз можно в другой раз.

ГЕНЕРАЛ. (Обеим женщинам, вполголоса.) Да замолчите вы обе! (Леониду.) Знаешь, Леонид, пожалуй, мы встретимся как-нибудь в другой раз, в более подходящее время. А теперь пока иди.

ЛЕОНИД. Слушаюсь! (Уходит.)

ГЕНЕРАЛ. (Яростно.) Ну кто вас просил нести всякий вздор?

ЖЕНА. А что я такого сказала? Мы ждем гостя, а ты расселся не вовремя с солдатом.

ГЕНЕРАЛ. Этот солдат и был наш гость, но из-за вас пришлось его выставить.



ДОЧЬ. Этот солдат – гость? Не смеши меня.

ГЕНЕРАЛ. К тебе же только сейчас приходил другой солдат, и ты почему-то называла его своим гостем.

ДОЧЬ. Тот был симпатичный парень, а этот ни рыба, ни мясо.

ЖЕНА. Действительно. Подумаешь, «гость». Зачем ты его вообще привел?

ГЕНЕРАЛ. Хотел познакомить с дочерью.

ЖЕНА. Зачем?

ГЕНЕРАЛ. «Зачем-зачем»… Зачем знакомят дочь с молодыми людьми?

ЖЕНА. С людьми же, не с солдатами.

ГЕНЕРАЛ. А мне очень важно, чтобы дочь подружилась именно с ним.

ДОЧЬ. Ну, вот еще!

ЖЕНА. А почему тебе это очень важно?

ГЕНЕРАЛ. Нам всем это важно.

ДОЧЬ. Не нравится мне этот белобрысый.

ГЕНЕРАЛ. Нравится, не нравится – это твое личное дело. Можешь в него не влюбляться, но влюбить его в себя ты должна.

ДОЧЬ. Зачем?

ГЕНЕРАЛ. Потом поймешь. Пока же считай, что это боевое задание.

ДОЧЬ. Мне больше нравится тот, другой… Которого ты выгнал. Но сделать вид я могу.

ГЕНЕРАЛ. И еще, дорогая: ты должна… как бы тебе это сказать…. Ты не должна… как бы это сказать…. быть с ним слишком строга.

ДОЧЬ. Что значит «не слишком строга»?

ГЕНЕРАЛ. Ты уже взрослая девушка и должна меня понять.

ЖЕНА. Я не верю своим ушам. Как ты можешь уговаривать родную дочь лечь под рядового солдата?

ГЕНЕРАЛ. Это патриотический долг.

ДОЧЬ. Никогда!

ЖЕНА. Ни за что!

ГЕНЕРАЛ. (Взрываясь.) Кончайте базар. Будто бы я не знаю, что наша невинная девочка была со всеми офицерами части. Ничего страшного не случится, если она для разнообразия приласкает рядового.

ЖЕНА. Как ты груб! Девочка просто ищет свою настоящую любовь и не может найти. Единственного, с которым… Который бы… В общем, на всю жизнь. И с кем еще ей спать в воинской части? Не с солдатами же?

ГЕНЕРАЛ. Могла бы вести себя и поприличнее.

ДОЧЬ. Что делать, если военных много, а девушек мало? Сам говорил, что у них горит в крови огонь. Вот и приходится брать огонь на себя.

ГЕНЕРАЛ. Вот на этот раз возьмешь огонь у Леонида.

ДОЧЬ. Не хочу.

ЖЕНА. Постой, доча, за этим что-то кроется. (Мужу.) Скажи, в чем дело.

ГЕНЕРАЛ. Это государственная тайна. Я не имею права раскрывать ее.

ЖЕНА. Даже жене?

ГЕНЕРАЛ. Это будет измена родине.

ЖЕНА. Насчет твоих измен мы еще поговорим, а пока выкладывай, что ты задумал.

ГЕНЕРАЛ. Нет.

ЖЕНА. Дочка, не соглашайся.

ГЕНЕРАЛ. Ну, хорошо. Только дай честное слово, что не скажешь об этом ни одной живой душе.

ЖЕНА. Это само собой. (Нетерпеливо.) Ну?

Генерал шепчет жене на уход несколько слов. Она потрясена.

Не может быть!

Генерал продолжает ей шептать. На лице у Жены расцветает счастливая улыбка.

Доча, соглашайся.

ДОЧЬ. А в чем дело?

ЖЕНА. То-то я смотрю, что на базе творится что-то ненормальное.

ДОЧЬ. Скажите и мне! Я тоже должна знать.

ЖЕНА. (Генералу.) Это верно. Она тоже должна знать.

ГЕНЕРАЛ. (Слабо протестуя.) Но я давал клятву никому не говорить…

ЖЕНА. А ты и не говори. Я сама ей скажу. (Шепчет дочери на ухо.)

ДОЧЬ. Не может быть!

Жена продолжает ей шептать. На лице у Дочери расцветает счастливая улыбка.

Кто бы мог подумать? А ведь он похож, правда?

ЖЕНА. Еще бы! Вылитый отец! Просто копия!

ДОЧЬ. Здорово! Как я сразу не догадалась?

ГЕНЕРАЛ. Идем и обсудим все, как следует. Дело важное.

ДОЧЬ. Это становится интересным…


7972008615912531.html
7972049255078628.html
    PR.RU™